Актуально
Вт. Июл 23rd, 2024

Интрига войны: Как в СССР не поверили разведчику Зорге, а утром 22 июня народ не услышал Сталина

Почему в 1941-м не верили разведчику Рихарду Зорге

Накануне войны в Москву поступали сведения о готовящемся нападении Германии на СССР. Легендарный советский разведчик Рихард Зорге, работавший в Японии, даже называл точную дату — 22 июня. Но в Москве не придавали этим сведениям особого значения, что в дальнейшем привело к негативным последствиям на начальном этапе войны. Эта версия подтверждается мемуарами маршала СССР Александра Василевского.

— Военные действия развернулись бы во многом по-другому, если бы Вооружённые силы страны были своевременно приведены в боевое положение, писал он в своей книге “Дело всей жизни”.

Также об этом говорил и маршал Георгий Жуков, который утверждал, что пытался убедить главу СССР Иосифа Сталина в верности поступавших от разведчиков сведений, а вождь в свою очередь лишь говорил: “Вот видите. Нас пугают немцами, а немцев пугают Советским Союзом и натравливают нас друг на друга”.

Дочь вождя Светлана Аллилуева утверждала, что её отец искренне верил в то, что Гитлер не станет нарушать пакт о ненападении, который СССР и Германия заключили в 1939 году.

В действительности в Москву поступали разные и противоречивые сведения о том, собирается ли Германия воевать с СССР и когда следует ожидать нападения. От разных резидентур поступала противоречивая информация о возможном начале войны. Даже если мы возьмём самого Зорге, то он направлял в Москву лишь те сведения, которые ему удалось добыть, но об их достоверности разведчики знать не могли. Союзное руководство также это прекрасно понимало. Кроме того, в самом Берлине активно пытались дезинформировать Союз.

По подсчётам историков, Гитлер более 20 раз издавал приказы о нападении на СССР, а вскоре отменял их. Данный манёвр также сыграл свою роль, поскольку Сталин не мог быть уверенным в том, что следующие сведения однозначно окажутся достоверными. До этого поступали сведения о возможном нападении 15 мая, 15 июня, во второй половине июня, в конце июня и так далее. Конечно, в Москве понимали милитаристский характер Гитлера, которому покорилась почти вся Европа. И вряд ли Сталин полагал, что фюрер станет довольствоваться лишь этим.

Кроме того, в самих донесениях Зорге также нет полной уверенности в том, что война начнётся именно в это время. В информации от 17 июня 1941 года, то есть за пять дней до начала войны, говорится: “Германский курьер сказал военному атташе, что он убеждён, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает — будет война или нет”.

Почему к народу обратился Молотов, а не Сталин

О начале войны с Германией гражданам Советского Союза объявил нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. В полдень 22 июня он выступил по радио.

— Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города, — объявил он. Слова, сказанные наркомом в завершение обращения, впоследствии стали крылатыми.

“Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами”.

Вячеслав Молотов

Нарком иностранных дел СССР

"Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".
"Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".

Историки и по сей день высказывают разные точки зрения по вопросу о том, почему к гражданам обратился не Сталин, поскольку он был фактическим главой государства. И многие жители СССР ждали именно его выступления.

Одной из распространённых версий считается та, которая гласит, что Сталин в первые дни после начала войны пребывал в шоке и депрессии, поэтому самостоятельно не смог обратиться к народу. Поэтому он настоял на том, чтобы это сделал именно Молотов.

Однако, поскольку одним из первых эту версию высказал первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв в своей речи на XX съезде партии, можно усомниться в достоверности этого факта. Ведь именно следующий генсек Хрущёв выступил разоблачителем культа личности Сталина. Напомним, Хрущёв заявил: “Он (Сталин) долгое время фактически не руководил военными операциями и вообще не приступал к делам и вернулся к руководству только тогда, когда к нему пришли некоторые члены политбюро и сказали, что нужно безотлагательно принимать такие-то меры для того, чтобы поправить положение дел на фронте”. Сам Хрущёв в это время находился в Киеве и не мог наверняка знать, что происходило в те дни в Москве.

Однако эту точку зрения подтверждает своими воспоминаниями заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР Анастас Микоян, который в своей книге “Так было: Размышления о минувшем” утверждал, что 22 июня Сталин находился в очень подавленном состоянии. Именно по этой причине он отказался выступать по радио, несмотря на возражения других членов политбюро.

На состояние Сталина в первый день войны указывал и маршал Георгий Жуков. В своих мемуарах под названием “Воспоминания и размышления” писал, что вождь был бледным. Также, по словам Жукова, Сталин до последнего не верил в случившееся и даже утверждал, что это может быть провокацией, а Адольф Гитлер, возможно, не знает об этом.

Вторая точка зрения гласит, что в первые дни отсутствовал достаточный объём информации о происходящем. Поэтому Сталин решил отсрочить своё выступление по радио, поскольку не обладал всей полнотой информации. Это мнение подтверждается словами самого Молотова, который объяснял отказ Сталина так: “Он не хотел выступать первым, нужно, чтобы была более ясная картина, какой тон и какой подход. Он, как автомат, сразу не мог на всё ответить, это невозможно. Человек ведь”.

Действительно, в первый день войны руководство страны не обладало полнотой информации. Но, когда в распоряжении Сталина оказались конкретные сведения, он лично воззвал к народу Советского Союза. Это произошло уже 3 июля 1941 года.

Кроме того, версия о том, что Сталин не правил страной в течение нескольких дней, разбивается о записи посещений вождя, из которых следует, что вождь принимал командующих армией и членов Совнаркома с 05:45 до 16:45 22 июня 1941 года.

Также стоит отметить, что Молотов зачитал по радио не первоначальный вариант, а исправленный. Вполне вероятно, что нарком зачитывал текст кому-либо, а он вносил свои правки. Скорее всего, этим человеком был именно Сталин, поскольку Молотов в то время считался фактически вторым человеком в правительстве, и было бы странно, если бы он свой текст согласовывал с кем-то ниже рангом.

Авторы

Комментариев: 0
avatar

Для комментирования авторизуйтесь!

Источник «Life.ru»

By Admin

Related Post

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *